+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Какое отношение на зоне к осужденным по статье 228 1

Какое отношение на зоне к осужденным по статье 228 1

Колонии и СИЗО переполнены потребителями, пойманными с минимальной дозой, — обычными людьми, которые если и принесли кому-то вред, то в подавляющем большинстве самим себе. Люди так боятся, что их дети могут стать наркоманами, что позволяют полиции делать из них заключенных. А в Магнитогорске летнему школьнику грозит до 10 лет тюрьмы за то, что летом этого года взял закладку. Во многих странах легализуют или декриминализуют оборот легких наркотиков, в России сажают все чаще. Количество преступлений и осужденных по большинству составов преступления падает в нашей стране, но за наркотики — растет.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Смотреть комментарии.

228 статья УК — «народная»

Смотреть комментарии. Марьяна Торочешникова: Более тысяч человек в России ежегодно судят по так называемым наркотическим статьям Уголовного кодекса. В году, например, виновными были признаны человек, оправданы единицы. Однако, изучая приговоры, вынесенные по наркостатьям по всей стране, юристы и правозащитники отмечают: в России под суд идут в основном те, кто употребляет и делит между собой малейшие граммы наркотиков. Часто масса вещества, за хранение и сбыт которого судят наркоторговцев, исчисляется в тысячных грамма, то есть за решетку в основном попадают наркозависимые, а не крупные наркоторговцы и организаторы наркотрафика.

Почему так происходит? Спросим у Алексея Федярова , руководителя юридического департамента Благотворительного фонда помощи осужденным "Русь сидящая" , и Арсения Левинсона , юриста программы "Новая наркополитика" Института прав человека. Арсений Левинсон: У нас с года беспрерывно происходит ужесточение законодательства, связанного с незаконным оборотом наркотиков, поскольку это популистская тема. Политики для собственной популярности, чтобы делать вид, что они как-то противодействуют угрозе наркомании, ужесточают уголовное законодательство.

Это дошло до того, что у нас сейчас введено пожизненное лишение свободы за наркотики, и самые большие сроки получают именно за наркотики, таких сроков нет даже за убийства. По некоторой категории дел законодатель не позволяет судьям назначать наказание меньше 15 лет лишения свободы. Это приводит к тому, что самые многочисленные категории осужденных — это осужденные за наркотики.

Марьяна Торочешникова: Значит, было много наркоторговцев, которые участвуют в этом незаконном обороте, а правоохранительные органы так хорошо работают, что всех переловили, и скоро их почти не останется?

Алексей Федяров: У нас парадоксальная ситуация. Параллельно идут два процесса. Первый — систематическая популистская стигматизация этих статей и ужесточение наказания. И параллельно практически абсолютно брошена работа по пресечению крупного трафика. Крупный трафик в страну поступает практически свободно, наркотики практически в свободном доступе. Это автоматически влечет за собой увеличение количества потребителей, наркозависимых становится все больше и больше.

А работа правоохранительных органов становится абсолютно формальной, статистической. Классическая ситуация — на прием приходит юноша лет 20 и с абсолютно светлыми глазами говорит: "Вот я сейчас на подписке, думаю, что мне дадут три-четыре года условно.

У меня четверть грамма амфетамина, которые я отдал своему другу". Я говорю: "Ты понимаешь, что у тебя срок будет от 8 до 15 лет? Тебе адвокат это разъяснил?

Адвокат был по назначению, он ничего не разъяснил, сказал: "Признаемся — и уйдешь на условный". Он не понимает, куда он вляпался. Марьяна Торочешникова: Часто поводом для возбуждения уголовного дела по наркостатье становится провокация.

Марина Антонова, мать осужденной Карины Поздняковой: В такую ситуацию может попасть каждый. Кто-то из ваших знакомых может позвонить, попросить помощи: "Я себя плохо чувствую, привези мне хоть хлеба". И могут абсолютно спокойно приписать, что вместе с хлебом вы привезли наркотики.

Светлана Шестаева, мать осужденной Евгении Шестаевой: Преступление "нарисовали" оперативные сотрудники, его по факту вообще не было.

Корреспондент: "Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств" — я статья Уголовного кодекса России. За год по этой статье были осуждены более ста тысяч человек, в их числе — дочери Марины Антоновой и Светланы Шестаевой , Карина и Евгения.

В феврале года Карине позвонила ее старая знакомая, умоляла помочь, достать ей дозу. Карина действительно купила дозу своей знакомой Анне. Накануне девушка была задержана сотрудниками полиции за сбыт метадона.

Сама Карина, по словам ее мамы, наркотиков никогда не употребляла. Марина Антонова: Это и есть подстрекательство, склонение и провокация — через заинтересованное лицо сотрудники полиции задерживают других людей. Не признал вину — все, идешь по полной, по третьей части.

Корреспондент: Карину судили именно по 3-й части й статьи "Сбыт в значительном размере". Антонова уверена: ее дочь стала жертвой провокации сотрудников полиции.

В деле Поздняковой мать нашла массу нарушений со стороны следствия. Марина Антонова: По правилам, если человека задерживают и вещество изымают прямо на месте, происходит опечатка, на месте происшествия составляется протокол. В наших делах ничего такого нет. Два постановления абсолютно идентичные, слово в слово, подписаны одним и тем же человеком, не зарегистрированы, не засекречены.

Корреспондент: Проверка, которую возбудили по факту выявленных нарушений, ни к чему не привела. Марина Антонова: Эта проверка проходила два с половиной года, отменялась 14 раз, потому что так устроена эта система, что все наши жалобы отправляют тем, на кого мы жалуемся. Евгения Шестаева: Меня обвиняют в сбыте наркотических средств в особо крупном размере. И предварительное следствие до сих пор не может объяснить факт моего задержания. Я якобы была задержана по статье либо 91, 92 УПК РФ, либо я была задержана с поличным, либо все-таки меня задержали по факту административного правонарушения.

Корреспондент: Евгению Шестаеву задержали в июле года на станции метро "Отрадное" в Москве, когда она встречалась с разработчиком сайта для ее магазина.

В ходе обыска у девушки якобы обнаружили наркотики. Это подтверждают понятые. Светлана Шестаева, мама Евгении: У них это от зубов отскакивает, что моя дочь говорила, что ее просила передать какая-то знакомая. Это является существенным моментом, на который ссылается суд. И моя дочь при допросе этого дополнительного свидетеля Данилина спросила: "Вы уверены, что эта фраза прозвучала из моих уст, а не кто-то ее сказал и вы начали ее повторять?

Корреспондент: В апреле года суд вынес Шестаевой приговор — 13 лет лишения свободы за сбыт и покушение на сбыт наркотических средств. Но кроме й статьи, в приговоре появилась еще одна — "Покушение на убийство трех лиц".

Светлана Шестаева: Суд первой инстанции признал, что это был технический сбой, то есть это был абзац, который выпал из компьютера в момент выведения печати с компьютера на принтер. Корреспондент: Дело отправили на новое рассмотрение, но суд вновь не видит многочисленных нарушений со стороны сотрудников правоохранительных органов и факта фальсификации дела. Светлана Шестаева: Самое главное, что у нас есть алиби. В наших материалах дела мы обнаружили штраф за административное правонарушение, выписанный го числа, то есть в день задержания: дочь находилась в состоянии опьянения на территории метрополитена.

Корреспондент: По словам Евгении Шестаевой, когда ее привели в комнату полиции, сотрудница сразу же осмотрела ее и проверила содержимое сумки, после чего полицейские составили протокол об административном правонарушении.

Допрос на суде одного из сотрудников подтверждает это. Вызывают подозрения и подписи Шестаевой на протоколах. Независимая экспертиза доказала, что лишь одна из них подлинная. Суд игнорирует эти и другие доводы защиты. Марьяна Торочешникова: Почему в большинстве уголовных дел, связанных с наркотиками, в приговорах можно увидеть "в неустановленное время", "в неустановленном месте", "неустановленные лица" что-то сделали, и на основании этого, когда вообще ничего не установлено, суд РФ выносит приговор?

Как это вообще возможно? Арсений Левинсон: Нет стимула устанавливать. Правоохранительная деятельность сводится к очковтирательству, к изображению каких-то усердных действий. Алексей Федяров: Вот пример из уголовного дела, которое было у меня в производстве. Небольшой околоток, отдел Наркоконтроля в области, три человека и начальник — троих осудили, а начальник прошел краем, как свидетель. Надо давать показатели, а район сельский, вымирающие поселки, деревни, там практически нет героина Ребята научились выращивать марихуану, мак, сами опера делают соломку, гашиш, в гараже специально все оборудовали.

И есть же люди, которые употребляют, и сегодня кому-то не повезло, взяли за хранение. Берут одного, дают пластиковую бутылку, говорят: "Вот тебе, иди покури у этого на кухне, а бутылку там оставь".

Покурил, уходит, они поднимаются, находят бутылку, и человека тащат: "У тебя притон". Все, я Алексей Федяров: Осудили и за сбыт, и за превышение, и за фальсификацию доказательств — дали шесть лет шесть месяцев, потом снизили до пяти с половиной лет.

Марьяна Торочешникова: А почему человека привлекают к уголовной ответственности, собираются судить за эти сотые грамма амфетамина, если российское законодательство не преследует людей, которые употребляют наркотики? И если даже ты передаешь это другу, ты же не продаешь, не извлекаешь из этого выгоду, то есть вроде тоже не за что судить? Арсений Левинсон: Это очень опасное заблуждение.

Любая форма передачи является сбытом наркотиков, и неважно, получает ли человек за это деньги. Верховный суд пресекает возможности какого-либо смягчения участи людей, которые обвиняются в сбыте, а на самом деле не являются сбытчиками.

Это совершенно неправильная правоприменительная практика: если передал что-то — это сбыт. Неважно даже, были там меченые деньги, оперативно-розыскные мероприятия.

Ловят двух потребителей наркотиков, одного заставляют сказать, что он дал другому наркотик, а второму говорят: "Тебе передал он", — и они дают такие показания, один получает десять лет лишения свободы, а другой условное наказание.

Именно так и фабрикуются, то есть искусственно создаются дела для отчетности, а не пресекается реальный наркотрафик, не борются с реальным распространением наркотиков. На людях делают деньги и статистику. Большинство осужденных осуждаются даже не за распространение, а именно за хранение и приобретение наркотиков в крупном размере. А крупным размером у нас очень часто признаются совершенно неадекватные размеры. Амфетамин свыше одного грамма — это крупный размер, а 0,2 — значительный, от 8 до 15 лет.

При этом среднестатистически на рынке меньше одного грамма приобрести невозможно, то есть человек всегда приобретает в крупном размере.

Получается, что любое приобретение наркотиков и их употребление криминализовано и является тяжким преступлением. Алексей Федяров: Для того чтобы употребить, нужно взять в руки. А взял в руки — это уже приобретение и хранение.

Арсений Левинсон: Например, для марихуаны установлены более адекватные размеры наркотических средств, то есть значительным размером, с которым наступает уголовная ответственность, являются шесть граммов. И вот хранение и употребление до шести граммов марихуаны влечет только административную ответственность — до 15 суток, штраф от четырех-пяти тысяч рублей, а еще очень часто обязание пройти лечение и реабилитацию, но это не подпадает под уголовную ответственность.

"Народная" 228-я. Кого на самом деле сажают за наркотики

Но при всем разнообразии сюжетов большинство авторов сосредоточены на уникальных особенностях жизни арестантов: жаргоне, татуировках, бесчинствах, интимной жизни за решеткой и др. Кроме того, если мужские тюрьмы и особенности содержания людей в сообществах закрытого типа изучались довольно активно, то скрытый от массового обывателя мир женщин в тюрьме до сих пор остается практически неисследованным. К сожалению, в России совершается огромное количество преступлений не только среди мужчин, но и среди женщин. Большинство из них — это умышленное убийство, наркотики, мошенничество, детоубийство. На сегодняшний день существует 35 мест лишения свободы, в которых отбывает свой срок примерно женщин. Об иерархии в женской тюрьме хотелось бы и поговорить. Странно то, что сейчас молодое поколение увлекается тюремной жизнью.

Сидящие и сидельцы на зоне по статье 228 и 228.1: Кто отбывает наказание, как сидят

Напишу проще, чтобы было понятно всем: В Тюрьме нет ничего хорошего, нет ни одного человека которому там нравится я конечно слышал от некоторых личностей: "вот тут кормят и поспать есть где и все в целом хорошо, работать не надо", но это разговоры пареньков с деревни и забудут они эти слова как только освободятся. Нет ни одного человека который спешит попасть в тюрьму своими ногами я сейчас не беру бомжей, их наоборот гонят пинками обратно на улицу на стадии следствия. Я описал тюремный уклад жизни не для того, чтобы люди его зазубрили и жили по нему, попутно уча жизни соседей. А для того чтобы поняли, что он на самом деле есть, и зная его, при попадании человека в МЛС он не попадет в кровожадные капканы, сможет постоять за свою точку зрения, сможет правильно обосновать свою точку зрения не со стороны здравой логики которая там никому не интересна , а со стороны тех законов, которые царят там.

В этом посте я хочу рассказать вам свою историю, связанную с криминальной жизнью, которая уже в прошлом, и как я сидел в тюряге. Я сам из неблагополучной семьи, не всегда дома приходилось кушать, мачеха меня ненавидела, отец не обращал должного внимания, потому я решил "пусться во все тяжкие", прям как из того сериала. По началу я был бегунком, и торговал только травкой, забирал деньги и доставлял траву.

Большинство российских городов страдает от засилья торговцев наркотиков.

Я не хочу называть своего имени. Я пишу этот текст из СИЗО одного из российских городов; под арестом я пробыл уже много месяцев. Письмо было передано через друзей. Это все, что вам нужно знать обо мне.

«В тюрьме сидеть недешево». Заключенный — о жизни и заработках на зоне 

.

.

.

.

Радио Свобода TV 1 . Марина Антонова, мать осужденной Карины Поздняковой: В такую ситуацию может Но кроме й статьи, в приговоре появилась еще одна . Из зоны строгого режима обычно выходят принудительно терапии, отношение к человеку можно приравнять к пытке.

.

.

.

.

.

Комментарии 5
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. arquehar

    С начало рождество в 2017 добавили, в 2018 томас . Благо Петя не мусульманин а то пришлось бы шкурку срезать ему на бусы.

  2. Зоя

    Здравствуйте. А если я куплю авто в Европе, будет реальный держатель европеец, она будет на учёте, у меня будет доверенность, страховка и ТО, завезу в режиме Транзит, с реальным выездом каждые 5 дней, это будет легально? Расстамаживать не нужно по принятым законам? Спасибо

  3. Радислав

    Тарас скажите пожалуйста, сейчас у нас начали ходить военкомы с полицией и ловить призовников, скажите пожалуйста, если к примеру дома или где то на улице так сложилось что встретились с этими военными и полицией и хотят вручить повестку, я могу к примеру будучи дома отказатся от вручения ? и что будет, может ли полиция за отказ вручения повести забрать с собой то ли в рай отдел, то ли сразу в военком? можете рассказать о такой или подобной ситуации если будет? Спасибо!

  4. Муза

    Спасибо вам, полезные знания, всегда были, особенно щас, а то все великие стали, думают что не прикосаемые

  5. Радислав

    Это мое ИМХО